Мальчик на холме
Маленький мальчик сидел на холме и смотрел вдаль, мальчик смотрел на океан. Океан сегодня был спокойным, воду лишь самую малость рябило, вообще то океан хотел в барашки, но у него ничего не получалось и ленивые волны облизывали прибрежный песок, забирали с собой маленькие камешки и наигравшись, возвращали их обратно. Маленький мальчик смотрел на океан, только вряд ли океан был ему интересен, и волны тоже, не большие, не маленькие, песок, камушки, ничего это не интересовало мальчишку, он смотрел вдаль, туда, где голубое небо врезалось в черноту океана. Чуть слышно пискнула рация, мальчишка не обратил на неё никакого внимания погружённый в свои мысли, рация пискнула ещё раз, и ещё, после чего застрекотала прерывистым зуммером. Мальчишка вздрогнул, нехотя возвращаясь в этот мир, взял рацию в руки, нажал на кнопку, нерешительно сказал "Да!". Рация отозвалась писклявым, девчоночьим визгом "Деннис, Деннис, беги оттуда, беги скорее, кто то ведёт на тебя стаю. Деннис, ты слышишь меня, убегай, на тебя ведут стаю!". Мальчишка вздрогнул и обернулся, у дальней кромки леса мельтешили чуть различимые фигуры, очень много фигур. Он упал на живот, перекатился в сторону, взял винтовку, разложив сошки установил её за небольшим кустиком, посмотрел в прицел, это была не просто стая, точнее сказать, стая была не одна, как минимум три "Тени" вели стаю в его сторону, он снял винтовку с предохранителя, экран счётчика боеприпасов мигнул и показал сорок восемь зарядов, он снизил мощность на единичку, семьдесят два выстрела, мало, даже для одной стаи, мало. Мальчишка прицелился, стрелять в "Теней" смысла не имело, они уходили от любых выстрелов, а вот по толпе мертвецов, почему бы и нет, мелькнула искра заряда, винтовка пискнула, сообщая о готовности, ещё одна искра, ещё, ещё. Винтовка пищала готовностью, и поражённые невидимыми вспышками зарядов мертвецы загорались как лучины, разбрасывая огонь по сторонам, старые, сухие тряпки, бывшие когда то одеждой вспыхивали на соседних мертвецах, передавая огонь от одного к другому, эх, если бы не "Тени", стая так и сгорела бы, но нет, моментально перестроив стаю, рассредоточив её на расстоянии "Тени" двинулись дальше, теперь мальчишке приходилось выцеливать отдельно бредущих мертвецов, а зарядов у винтовки становилось всё меньше и меньше. Пора уносить ноги, решил мальчишка, закинул за спину небольшой рюкзак, взял в руки винтовку и побежал вдоль берега, рация на поясе пискнула вызовом. "Да" крикнул он на бегу. "Деннис, ты ушёл, скажи мне, ты ушёл?" всё тот же писклявый, девчоночий голос. "Да, но, я бегу к старому маяку", "Беги на базу, на базу, тут все в курсе, тебя встретят на входе, ты слышишь, не беги на маяк, на базу, тебя встретят!", "Не могу на базу, здесь Тень, три Тени", "Беги...", девчонка осеклась. "Я обязательно вернусь, слышишь, вернусь, но потом, а сейчас мне нужно бежать". Он выключил рацию, повесил её на пояс и обернулся, вроде бы неторопливые мертвецы сумели каким то образом сократить разделяющее их расстояние, пусть не на много, но всё же, сократили, он вскинул винтовку и сделал несколько выстрелов по ближайшим, попал, вроде ещё раз попал, промазал, снова промазал, далеко, да и стрелять из тяжёлой винтовки стоя, не отдышавшись, он сложил сошки и закинул винтовку на плечо, бежать. До старого маяка было не далеко, километра три - четыре, если напрямик по берегу, его бы наверное можно было увидеть и отсюда, если бы не постоянное марево тумана, который вроде и не ощущался, но стоило отойти на километр - другой, как всё тонуло в густой туманной пелене, совершенно не позволяя разглядеть, что скрывается внутри. Мальчишка бежал, да что тут бежать то, он в день мог пробежать во много раз большие расстояния, ну, не с винтовкой на плече конечно. И он бы добежал, не оступись он на скользком камне, не подскользнись и как на зло, на краю обрыва, не удержался, взмахнул руками, охнул и полетел в пропасть. Боль. Наверное самое честное из чувств, если тебе нужно ответить на вопрос, а жив ли я? Боль. Её никогда не бывает мало, она часто прячется, но почти всегда возвращается, боль, так много боли, как никогда. Деннис открыл глаза, болело всё, ноги, руки, тело, голова. Он упал на песок с десятком мелких камушков, стукнувшись головой об съехавший рюкзак, хорошо, что не успел сегодня набрать всяких железяк, как он это обычно делал, убегая по утрам из бункера, и возвращаясь за трёпкой и наставлениями, но с добычей, уж какая есть, но это хоть что то, и всё как лучше, чем ничего. Он пошевелил ногами, руками, помотал головой, вроде всё цело, ничего не сломал, просто сильно ударился, он сбросил лямки рюкзака и сел, чтобы тут же упасть обратно, буквально в паре метров от него висела в воздухе "Тень". Он первый раз видел "Тень" так близко, обыкновенный скелет в каком то подобии старого дождевика, куча костей непонятным образом зависшая в воздухе, она не могла причинить вреда так как постоянно находилась в движении, а пока "Тень" движется, она Тень, сквозь неё проходят камни, пули, заряды энергетических винтовок, она спокойно проходит через стены, свинец, бетон, железо, без разницы, главное чтоб толщина была не более трёх метров, именно на такое расстояние может прыгнуть "Тень". И вроде бы с ними даже можно жить, если бы не одно но, там где "Тень", там обычно сотня мертвецов, а у мёртвых с живыми что то не очень получается дружить. Словно в подтверждении этого на краю обрыва, с которого упал Деннис показалось стая и тут же бросилась вниз. Сухие кости с треском ломались, самые удачливые пытались встать, но тут же падали, сбиваемые своими "товарищами" по несчастью. Деннис поднялся на ноги, казалось бы, нужно бежать, бежать изо всех сил пока мертвяки заняты преодолением препятствия, но не смог, просто стоял и как заворожённый смотрел, как куча шевелящихся тел под обрывом становилась всё больше и больше. Он засмеялся, неожиданно для самого себя, но его разобрал такой заливистый смех, что не о каких "Бежать" и "Спасайся кто может" не шло даже речи, он просто стоял сложившись в три погибели и смеялся, глядя то на растущую кучу мертвецов, то на метающуюся из стороны в сторону "Тень". Внезапно всё прекратилось, разом, замерли мертвецы на краю обрыва, замерла огромная куча мёртвых тел, и даже "Тень" на какой то едва уловимый миг замерла, прежде чем раствориться тенью и бросится к Деннису. Удар чудовищной силы отбросил его назад словно пушинку, кто то говорил, что это самое тупое создание, такое же тупое, как и мертвецы, кто то говорил. Деннис открыл глаза, голубое небо, немножко облаков плывущих куда то, по своим, облачным делам и больше ничего, пустая пустота, вот так бы он и лежал, смотрел и больше ничего бы не делал. Он закрыл глаза, темнота внутри него закружилась словно они вместе катались на какой то бесконечной карусели, он тут же открыл глаза, небо, закрученное вокруг облаков, снова превратилось в обычное небо, а облака продолжили куда то уплывать. Он сел, голова малость кружилась, но через какое то время успокоилась, нормально я приложился, он поднялся на ноги и осмотрелся. Ого, вот это я дал! Точнее, ого, вот это мне дали. Он нашёл взглядом свой рюкзак, метрах в десяти от того места, куда он приземлился, "Тень" пропала, хотя кости под его ногами подсказывали ему, что вряд ли она вернётся в ближайшее время, а может и не в ближайшее, может никогда. Куча мертвецов чуть подёргивалась, то там, то тут дёргалась рука или нога, но на него никто не обращал внимание, словно его и не было, он задрал голову вверх, на краю обрыва стоял чуть покачиваясь мертвец и смотрел куда то в сторону океана своими безжизненными глазами. Кто чемпион? Я чемпион! Выкрикнул он и закинул за плечи рюкзак. С пламенным вас приветом, добавил он и выстрелил в кучу мертвецов остатки заряда, куча мертвецов загорелась, огонь пожирал всё новые и новые тела, но он этого уже не видел, он бежал в сторону маяка, чуть прихрамывая на левую ногу.


- Игорь Алексеевич, я видел корабль, ну честное слово, я не сочиняю. - Ему грозила взбучка, и не просто так, как всегда, его хотели запереть в бункере на месяц, а то и на два и даже Маринка ничего не смогла сделать, хотя раньше у неё получалось выпутать его из казалось бы невозможных ситуаций, где даже ремнём по заднице, казалось смешным наказанием.
- Корабль. Тебе уже почти пятнадцать лет, а ты всё про какой то корабль мечтаешь, не надоело, каждый день, где, не знаем, снова по острову шляется, гайки и неприятности с завода тянет. - Игорь Алексеевич взял у него из рук винтовку и вставил в зарядное устройство. - Вот посидишь немного дома, поделаешь уроки, как и остальные твои сверстники, туалет нужно помыть, на кухне помочь, и вот потом мы поговорим про твой корабль. - Игорь Алексеевич втолкнул его в комнату с одной кроватью и запер дверь на замок.
- Я видел корабль, видел, честно, я не вру! - Заголосили из за запертой двери.
- Так и я тоже... Не вру... - Почти про себя сказал Игорь Алексеевич и пристегнул ключ к колечку на ремне.

А через час его чуть не сбила с ног Маринка.
- Игорь Алексеевич, Игорь Алексеевич, корабль! - Заорала она ему прямо в ухо.
- Не отпущу. Посидит пару деньков под замком, подумает, вот тогда и посмотрим, а пока и не проси, нет.
- Они вышли на связь, корабль, они плывут к нам! - Она потянула его в сторону радиостанции.

"Внимание, говорит экспедиционная платформа Возрождение, если вы слышите меня, отзовитесь! Внимание, говорит экспедиционная платформа Возрождение, если вы меня слышите, ответьте! Attention, this is expedition platform Renaissance, if you can hear me, please respond!"

- Ответь! - Игорь Алексеевич махнул рукой мальчишке, сидящему за радиостанцией.

"Это пионерский лагерь Восток, мы слышим вас, приём!" - Мальчишка покосился на Игоря Алексеевича, мол, нормально всё, первый раз всё же такое.
"Ай молодцы, ребята, молодцы, мы встанем на якорь у восточного мыса и высадим на берег группу зачистки, если вам нужно продовольствие, медикаменты, любая помощь, обращайтесь"

Спустя час в глубь острова ушли несколько десятков хорошо вооружённых людей, а в бункере стоял такой кавардак, что не словом сказать, не описать как то, не представлялось возможным, капитан корабля рассказывал, что там случилось в мире за эти долгие годы, а мальчишки и девчонки рассказывали, как они выживали здесь, в лагере, в старом бомбоубежище переоборудованном под их новый дом.

- Были в Атлантике, не одного мертвяка, но и нам тоже, оказалась она не по зубам, энергии нет, что то растить не получается. Поплавали, набрали кое какую команду, поняли, что людей на материках просто тьма тьмущая осталась, а что делать, куда их всех, на корабле столько места нет, подумали, порешали, собрались и высадились в Новой Зеландии. Зачистили полностью остров, разместили часть жителей, а потом замахнулись на самое невозможное, шестью кораблями высадились на побережье Австралии, два года ушло на то, чтобы выбить с материка всех мертвецов. Потом ещё года три возили людей со всего мира, десятки кораблей типа нашего плавают сейчас по всему миру, ищут выживших, помогают как могут справится с заразой, кто хочет, забираем с собой на материк, там теперь дом человечества, огромный, безопасный, заводы запускаем, поля сеем, людей растим, рано или поздно и остальной мир очистим, не одной твари не оставим, откуда по вылазили, всех туда и отправим. - Собравшиеся взрослые улыбались, собравшиеся дети пока не поняли, как меняется их жизнь. - И всё же, здорово вы придумали с костром, могли бы ведь и мимо проплыть. - Игорь Алексеевич покосился на дверь, где то там за ней перевоспитывался Деннис, виновник всего этого торжества, конечно открыли, конечно хотели позвать, но мальчишка так сладко спал, что решили, хватит ему уже приключений на сегодня, набегался.

Через два дня собрали совет, только для взрослых, посовещались и решили, что самых маленьких детей и женщин отправят первым рейсом, через два месяца вернуться за второй партией, тут же и объявили детям, что да как. Не все хотели расставаться, пусть даже и на два месяца, не всем нравилась большая земля, особенно тем, кто родился и вырос на этом острове, да и некоторые взрослые были за то, чтобы остаться тут жить, остров был освоен, всю нечисть перебили в первый же день, не такой уж огромный был у них остров, не какая то там, Новая Зеландия, в конечном итоге решили так, кто хочет, остаётся, связь какую - никакую, наладим, чуть что, вернёмся поможем. А в дальнем углу, рядом со столовой, сидел на корточках маленький мальчишка, Алёшка, сколько ему лет, никто не знал, сам он тоже, лишь пожимал плечами, дали на вскидку пять лет, никто уже и не помнил, как Алёшка оказался в их лагере, то ли с местными прибился, то ли работников лагеря чей то ребёнок, людей тогда много пропало, и больших и малых. Алёшка сидел на корточках и теребил в руках вязанного зайца, недавно ему исполнилось одиннадцать и ему строго наказали собраться и ждать, когда их поведут на корабль, большой корабль на большую землю, Алёшка собрался, да что ему собираться то, пара вещей из одежды, несколько самодельных игрушек, ручки, тетрадки, альбом для рисования, и теперь он сидел на корточках, ждал, когда же его повезут на большой материк, дом для остатков всего человечества, внезапно его глаза стали полностью чёрными, Алёшка моргнул, глаза снова стали как были, ярко голубыми. Маленький Алёшка сидел на корточках в дальнем углу, рядом со столовой, сидел и чему то улыбался...