Бесконечный рассказ
Ночь уже закончилась, но утро как то не спешило в этот серый, мрачный город. Серые дома пропадали из виду прямо на глазах у людей, серые улицы были различимы только под ногами, а сами люди, возникали прямо перед друг другом и тотчас растворялись в непроглядной белизне. На город опустился туман, белый, густой, он завладел этим городом и казалось бы не собирался отпускать его больше никогда. Попробуй, вытяни руку, ну что, видишь, сколько пальцев ты показал сегодняшней погоде? Зато было тепло и безветренно, самая такая погода для того, чтобы никуда не спешить, а просто бродить по просыпающемуся городу, и не нужно нам никакого солнца, вдребезги разбивающего туманную романтику, ветер тоже может погулять где ни будь в другом месте, можно было бы ещё попросить у природы маленький дождик, и тогда настроение точно стала бы туманным. Он шёл за мной, даже не могу вспомнить, как это получилось, ведь обычно я преследовал его, шёл за ним, был его тенью, а сегодня тенью оказался он. Отвлёкся, какая непозволительная ошибка, мне нельзя отвлекаться, ошибаться и думать про что то другое, и что теперь делать, присесть, сделать вид, что развязался шнурок, и это на моих блестящих полуботинках то и без шнурков, отвлёкся, теперь исправляй, придумывай, действуй. Покопался в карманах, носовой платок, ключи от квартиры, несколько монеток мелочью, нет, все же ключи, достаю из кармана носовой платок и будто случайно роняю на брусчатую мостовую ключи, они падают, звенят, привлекая ко мне нежелательное внимание, подбираю ключи, останавливаюсь, размещая их в кармане, казалось бы, пара секунд, но всё это так не кстати. Теперь найти его в толпе, хорошо, что я запомнил во что он одет. На нём красовалась рубашка, защитного, зелёного цвета с коротким рукавом и шорты, чуть - чуть не достающие коленок, ярко красные кроссовки слепили глаза, а ядовито зелёные шнурки так и вовсе, провоцировали на какое то безумие, а ещё он носил гольфы. Длинные, чёрные гольфы здорово не дотягивали до шорт и его бледные, поцарапанные и побитые коленки просто вопили о том, что наш хозяин категорически не хочет загорать, а только лишь бьёт и царапает нас. Да, подростковая мода порой бывает жестокой, хочешь выделяться из толпы, надеваешь такое, от чего у людей постарше по щекам текут солёные слёзы, а тебе то что, ты пацан, тебе так нормально. Началось, я точно знаю началось, я это чувствую, но не могу понять. Мир не стал чёрно белым, воздух не превратился в кисель и меня не приморозило к асфальту, люди по прежнему идут, кто то к метро, кто то на встречу, мальчишка по прежнему впереди меня идёт, идёт, идёт. Но я знаю, что то не так, уже как с пол минуты что то не так, происходит что то плохое и я растерялся, такого ещё не было, мне хочется выдернуть из чехла на ремне нож, подбежать к мальчугану, загородить его своим телом и попробуй только посмей его тронуть. Такое чувство, что внутри моей головы раздаётся смех, кто то противно заливается, кто то, кто видит мою полнейшую беспомощность. Кручу головой по сторонам, люди, люди, люди, идут и никто не обращает на меня никакого внимания, но я чувствую на себе чей то взгляд, окна, всё время закрытые окна дома на против, и только сегодня одно из них открыто и из него сквозит темнотой. Всё понимаю, бросаюсь к пацану изо всех сил, я уже могу дотронуться до него рукой, краем глаза вижу вспышку, но я быстрее, хватаю его за шиворот и резко тяну на себя, за себя и в тот же момент грудь взрывается нестерпимой болью. Падаю, не могу дышать, в глазах темно, смотрю на него, и он смотрит на меня мёртвыми, стеклянными глазами, пуля пробила меня насквозь и не пощадила пацана, я опять не справился, опять. Открываю глаза в больнице, весь в каких то проводах, вокруг что то пищит, стрекочет, гудит. Я жив, ну конечно, а по другому и быть не могло, у меня не получилось, значит получится завтра, сейчас я почувствую слабость, глаза закроются и я провалюсь в сон без сновидений, чтобы завтра утром проснуться у себя дома, выйти на улицу, проехать две остановки до метро, и найдя его в толпе снова пойти за ним.