Бесконечный рассказ
Если бы можно было сказать, что мороз трещал, я бы так и сделал, нет, ну в самом деле, он же трещал, да ещё как, не знаю как он это делает, не разу не задумывался и только сейчас понял, мороз трещит. Чуть слышно трещат деревья, покачивая голыми веточками с оставшимися листьями, потрескивают дома, переливаясь сотнями огоньков с затянутых инеем окон, трещат льдинки под ногами, всё вокруг трещит создавая какую то непередаваемую атмосферу зимы, неожиданно ворвавшуюся в нашу жизнь. Хотя казалось бы, не так то и холодно было, первый морозец, всего то минус пять градусов, даже снег ещё не выпал, так, первый ледок. Да, совсем мы расслабились, вспоминаем как отдыхали летом, вспоминаем как скучали осенью, а тут раз, и мы входим в зиму совершенно не подготовленными, чуть похолодало, а у нас уже паника, караул замерзаем, превращаемся в ледяные статуи и вот вот навсегда застынем на пустынных улицах наших городов, вот же ведь, а зимой то и минус двадцать бывает, что будем делать, даже и не знаю. Нахожу в круговерти шуб, пальто и дублёнок, ярко оранжевую "Аляску" с таким же рыжим мехом по канту капюшона, да - да, это он, тот самый, вчерашний, сегодняшний, завтрашний... Так и хочется сказать, тепло ли тебе... Да конечно же не девица ты, а скорее, моё проклятие, сколько мы уже с тобой, сто дней, двести, пятьсот? Мы прошли весну с распускающимися почками на деревьях и звонкими ручьями под ногами, прошли лето, с изнуряющей жарой, мягким асфальтом и липкими руками от пытающегося убежать мороженного, прошли с тобой и осень, насквозь рыжую, пропитанную ветром и дождями и вот, входим в зиму, в трескучую, белую, холодную зиму. Идём осторожно, спасибо конечно за посыпанную песком дорогу, смотрим под ноги, укрываем лица за толстыми шарфами или прячемся в поднятые воротники, с надеждой смотрим вдаль, где в лёгкой пелене виднеется такая желанная, такая тёплая внутри буква "М", нет, не какой то там "Макдональдс", а метро, тёплое, глубокое, длинное. Тишина, мороз перестал трещать, да что там мороз, вообще все звуки пропали, словно я внезапно оглох, страх холодными мурашками прокатился по спине, я всегда боюсь, если что то меняется слишком сильно и слишком быстро, это самый верный знак того, что начинается, глаза уже не просто скользят по толпе, я превратился в хищника, в супер героя, в охотника, во всех сразу, во всех персонажей кино, книг, рассказов у костра, баек и сплетен в курилках, страшных историях в пионерских лагерях, я стал всем этим и я замечаю его, тёмный силуэт на фоне зимы, нет, у зимы сейчас нет фона, просто тёмный силуэт, он весь в чёрном, всё чёрное, кроссовки, брюки, куртка, шапка. Никак не могу разглядеть его лицо, оно вроде есть, но взгляд никак не может сосредоточится, глаза, нос, губы, щёки с красноватым румянцем, выбившаяся из под шапки прядь тёмных волос, но я никак не могу собрать всё это вместе, словно, это части от разных конструкторов. Два ножа, у него в руках два ножа, два тёмных, длинных лезвия, они заточены до бритвенной остроты, я знаю это, потому, что уже десятки раз пробовал их на себе, боюсь ли я, конечно боюсь, боюсь неизвестности, боюсь что снова будет больно, боюсь что в очередной раз у меня ничего не получится, боюсь того, что уже пол секунды тупо стою на одном месте и думаю про всякую ерунду, надоело бояться, надоело думать, надоело терять раз за разом этого, незнакомого мне мальчишку, вон он, в нескольких шагах от меня, яркий, рыжий кусочек света, а вон он, в нескольких шагах от меня, пятно клубящейся тьмы, а вот он я, главный герой этого романа, а главные герои, как известно всем, не умирают, а спасают мир, людей и кошек, застрявших на деревьях. Даже не помню, как в моих руках появился нож, за столько времени я научился доставать его лучше, чем в любом из просмотренных вами фильмов. Лезвие звонко лязгает о лезвие, потом ещё раз, у меня сегодня два ножа, два, что, выкусил. Он оторопел, на долю секунды, замер и словно пружина, взорвался двумя лезвиями, отворачиваюсь прикрывая мальчишку, два острых лезвия вонзаются в спину, но не причиняют мне никакого вреда, это бронежилет, ублюдок, привыкай. Толкаю мальчишку в сторону газона, он спотыкается о поребрик и садится задницей в огромную кучу покрытых инеем листьев, улыбаюсь, говорю про себя "Закрой рот, а то муха залетит!", он словно услышал, закрывает рот, хлопает своими огромными, карими глазами, да ты подожди, я сейчас закончу тут, поболтаем, может быть даже скажешь, как тебя зовут. Разворачиваюсь, теперь мы стоим друг на против друга, с ножами в руках, люди боязливо обходят нас, где то вдалеке кто то говорит по телефону, поглядывая в нашу сторону, ещё дальше, под такой желанной буквой "М" кто то показывает полицейскому в нашу сторону. Чуть не пропускаю выпад, ножи звякают, острая боль в плече, задел, падла, адреналин откладывает боль на потом, ну, что ты кривишься, а, кажется я тебя тоже задел, и как тебе, больно. Он кидается на меня снова, тёмные лезвия мелькают то там, то там, сталкиваются с моими, или не найдя преграды царапают по рукам, ногам, боль вспыхивает на мгновение и гаснет, а мои руки исполняют какой то замысловатый танец, умудряясь каким то чудом парировать большинство его ударов. Снова стоим друг против друга, лица в крови, лезвия ножей в крови, весь лёд под собой вымазали кровью, но стоим, может не так твёрдо но... Внезапно он бросает ножи и убегает, тёмным пятном через дорогу и в подворотню, убегает. Со страхом оглядываюсь назад, рыжая бестия смотрит на меня широко открытыми глазами, замечаю несколько листьев прилипших к его тёмным брюкам, отряхнись, говорю, измазался весь и без сил валюсь на землю. Сквозь дремоту слышу, как несколько человек рассказывают кому то о том, что тут произошло, слышу сигнал скорой помощи, вроде как чувствую, что меня грузят на носилки, или не чувствую, может быть больное воображение всё уже почувствовало за меня, и где то на кончике ускользающего сознания слышу детский, писклявый голос "А можно я тоже поеду с вами!?", вот же чёрт, я так и не довёл тебя до метро, хотя, а может быть нам с тобой туда было и не нужно, может быть у нас другой путь, другая дорога, другая судьба...