Бесконечный рассказ
Холодновато сегодня, холодновато, казалось бы, середина лета, купайся и загорай, а ты идёшь по улице и в куртку кутаешься, потому как зябко тебе, а вдобавок ещё ветер этот, будто специально сегодня такой, злой и холодный, накинулся на тебя, пологи куртки треплет, видимо хочет, чтоб совсем ты замёрз, развернулся и домой, печку включил, которую ты и зимой то не всегда включаешь, в одеяло на кровати укутался и чаю горячего, можно даже вареньем каким ни будь разбавить, а будешь сопротивляться, будешь бороться, пойдёшь против природы, сляжешь, что там тебе уготовано то, грипп, ангина, ОРВ какое ни будь, всё одно, печка, одеяло и чай с вареньем, только добавь к этому ещё горчичники, микстуру горькую, да таблетки, тоже кстати совсем и не сладкие. Что то сегодня всё не так, как всегда. Иду за ним, иду перед ним, ищу его в толпе или натыкаюсь прямо на него. Да что же это сегодня с ним, то остановится и с минуту копается в телефоне, отвечая на какое то сообщение, то взглянет на часы и переходит почти на бег, потом ему нужно влево и он ломится туда, словно сейчас решится судьба всей его жизни, но тут ему в голову приходит мысль, что эта судьба решается справа и он ломится обратно, натыкаясь на прохожих, ловя на себе их осуждающие взгляды, а иногда и слова, как говорится, не для детских ушей. Чувствую, что сегодня он измотает меня полностью и я сам того не желая потеряю его из виду, потеряю и всё, его судьба решится без моего участия, а этого не должно случится никак, вот же юркий чертёнок, снова на миг теряю его из виду но снова нахожу, на чёртовом расстоянии от того места, где он вроде бы должен был быть, хорошо хоть, что одевался он всегда одинаково. Ярко зелёная толстовка с такой же яркой, ядовитой надписью "Я - Егорка!" во всю спину казалось бы светилась, словно реклама очередного лимонада, напичканного новомодной химией под самую пробку, хорошо хоть джинсы были простого, синего цвета, хоть и изрядно потёртые на коленках, да и на заднице тоже, но зато с модными дырками, которые тоже, вроде как светились бледными, мальчишечьими ногами, просвечивающими через них, самыми нормальными были кроссовки, обычные, серые с синими вставками, даже немного обидно было за них, никакой яркости, никаких ядовитых цветов, надетые на худенькие, мальчишечьи ноги, обутые в темно серые, короткие носки, они как то пропадали в хороводе безумных красок. Можно ли к этому привыкнуть? Нет, никогда. Кровь на моих руках, в ней ничего необычного, она такая же, как и у всех, у того мужчины, у той женщины, у этого мальчишки, она всегда одинаковая, рубиновая и липкая. Но нет, нет, я никогда не смогу привыкнуть к крови на своих руках, крови этого мальчишки, которого я никак не могу спасти. Я профессионал, или считаю себя таковым, я могу постоять за себя, могу защитить того, кто рядом, могу, я уверяю себя в этом каждый день, каждый раз, когда его спина оказывается у меня перед глазами, я мог бы это сделать, наверное, но как быть, если останавливается время, если воздух становится густым, или если твой противник двигается быстрее чем ты, на много быстрее. В этот раз время не остановилось, воздух не превратился в кисель, а своего противника я попусту не видел, потому, что вокруг меня образовался туман, густой, молочно белый туман, я вытягиваю руку вперёд и не могу увидеть свои пальцы, я вообще ничего не вижу, словно слепой, я маленькими шажками продвигаюсь вперёд стараясь руками нащупать хоть что то, натыкаюсь на людей, которые точно так же как и я бредут, с перекошенными от страха лицами, размахивая руками, более грамотные так и вовсе, отошли к краю тротуара и сели на поребрик, я как раз наткнулся на них в поисках своего пацана. Эх, если бы не он, сел бы рядом, переждал бы, но знаю я, знаю, туман не развеется просто так, он исчезнет только после того, как кто то умрёт. Продолжаю идти дальше, осторожно, я вроде помнил, где он находился за миг до этого, вроде помнил, а вышел к краю тротуара, укоряю я себя. Показалось, или туман стал немного прозрачнее, вроде не показалось, это что, меня так вот с размаху бьют лицом в грязь, мол выдыхай папаша, ты проиграл. Нет, точно, не показалось, я вроде начинаю различать силуэты людей, большой, большой, большой, маленький, это он, точно он, кроме него тут не было не одного ребёнка, я рванул вперёд, вот он, стоит, голова, руки, ноги на месте, хватаю его за плечо, разворачиваю лицом к себе, огромные, пустые глаза смотрят на меня словно упрекая, ну что же ты, где ты был столько времени, но как, как, как? Осматриваю его со всех сторон, туман по прежнему мешает, руками, что то не так, нож, из его спины торчит рукоятка ножа и тут же туман пропадает, люди словно забыли, что только что барахтались в этом молоке, теперь они смотрят на меня, ну конечно, они видят только меня, мёртвого мальчишку и нож в моей руке. Первый удар не заставляет себя долго ждать, потом удары сыпятся градом, я даже не успел сообразить, сознание я потерял, или меня забили до смерти, я просто открыл глаза в своей квартире, встал, помылся, оделся и вышел на улицу, дошёл до автобуса, проехал две остановки и вышел у метро, нашёл его в толпе и снова пошёл за ним.