Унгур: Утречко
Утро, ко всем оно приходит по разному, бывает не ждешь его, а лучи света уже назойливо стучатся в твое окно, или же наоборот, терзаешь себя в ожидании, а оно все не идет и не идет, словно издеваясь над нами, словно пытаясь донести до нас одну очень простую мысль, где мы, и где оно - утро. Унгур в общем то не понимал, нужно ему сейчас утро, или не нужно, вроде как хотелось еще спать, а с другой стороны, грязный, голодный, побитый. Нет, определенно утро только нервировало его, это солнце, этот свет, они как будто выделали его сейчас из сотен хороших людей, в единицы давно опустившихся изгоев. Он подошел к зеркалу, да, определенно нужно что то менять, и грязно выругавшись в сторону всех нехороших людей, да - да, всех людей, которых он считал нехорошими, он пошел в ванну, нужно же было наконец то помыться, хоть и слегка запоздало. Все остальное происходило уже как на автопилоте, бросить чайник на плиту, бросить в кружку кофе, сахар и наконец то бросить себя на стул. Вообще то настроение начинало потихоньку восстанавливаться, где то внутри себя Унгур чувствовал пустоту, наверное было немного жаль старенького телефона, служившего ему верой и правдой несколько лет, и ничего, что он собирался покупать себе новый, вот можно сказать, почти на днях, а вот ничего, совсем он не собирался расставаться со старым телефоном таким вот образом. Немного конечно было жалко и денег, да, рублей триста, может четыреста, но ведь именно их как раз и не хватает буквально за день до зарплаты. Чего то еще было конечно тоже жалко, но уж больно оно было эфемерным, что на этом Унгур даже внимания не заострял. Все, засвистел закипая чайник, пора было начинать заливать пустоту в себе, горячим, ароматным кофе, ну, и заняться наконец таки найденными документами, а в их ценности Унгур был уверен на все сто процентов, ну в конце концов, на телефон и триста рублей их ценность точно выросла. В этот раз лень пересилила любопытство, не вставая со стула Унгур залез в холодильник, нашел там вчерашние бутерброды с колбасой и сыром, и откусив приличный кусок запил горячим кофе. Всё, вчерашний день растаял как призрачное видение, наступило сегодня, даже можно сказать больше, наступило сегодня выходного дня. Немного конечно запутанно, но зато очень точно отражало и сегодня, и выходной, и пошли вы все в баню тоже, последнее это чисто так, на всякий случай. Теперь, когда с завтраком было уже покончено, можно было приступать к важнейшей теме сегодняшнего дня, а именно к просмотру найденных документов. Унгур улегся на диване, нащелкал пультом какую то музыку на музыкальном центре и вытащил из порванного портфеля первый попавшийся ему листок, в плотном ламинате и ... Обычный человек наверное выругался бы как следует и отнес все это добро поближе к помойке, но нет, Унгур был человеком весьма не обычным, как в прочем то и любой начинающий археолог, он был одержим тайной, сокровищем и фараонами. Унгур вытащил другой лист, потом еще один, и еще, все одно и тоже, на всех листках, довольно красивым почерком было написано что то. А вот что именно было написано, пока оставалось загадкой, явно, что язык был не английский, да и немецкий Унгур тоже отбросил в сторону, других языков он не знал, в прочем так же, как не знал и английского и немецкого, но что то ему подсказывало, что все эти листы были написаны на языке врачей, кто же кроме них мог написать так, что фиг их поймешь. Не сказать, что это открытие сильно расстроило Унгура, все же он не думал овладеть тайной здесь и сейчас, но все же легкую тень на сегодняшний день это отбросило. В добавок понагнало облаков над головой и осознание того, что телефон, а в нем и все телефоны друзей и знакомых, был благополучно утрачен и позвонить прямо сейчас, для консультации по вопросу перевода, не представлялось возможным. Тьфу ты блин, выругался Унгур и выглянул в окно. Город был залит солнечным светом, все что могло блестеть - блестело, все что могло отражать солнечный свет - отражало, и даже оконное стекло исправно отражало хмурое лицо Унгура, задумавшегося над тем, что предстояло сделать сегодня, ведь список получался изрядно большим. Купить телефон, восстановить сим - карту, попытаться восстановить телефоны друзей, где то в нетбуке должны быть копии, главное хорошо поискать, ну и перекусить чего то нужно купить, ибо последнее съедобное заполнило пустоту после вчерашнего. Вот, такое начиналось утро, непонятное, но в целом, весьма даже неплохое.

Дурацкий, холодный, мокрый, но вполне солнечный день встретил Унгура со всей возможной теплотой, на которую осень в этом году была на удивление щедра. Он вышел из парадной и поморщился, может быть это солнечный свет попал ему в глаза, а может и прохладный ветерок, забрался под расстегнутую куртку, или всё сразу, да это и не важно, в любом случае, дело есть дело, и вряд ли сейчас было хоть что то, что могло бы помешать его планам. Самым первым, в списке его дел, была покупка телефона, правильно говорят люди, без телефона как без рук, вот и решил он, первым делом в магазин, ну а затем, восстановить утерянную сим-карту, по телефону ему сказали, что это дело тридцати минут, вежливая девушка оператор еще много чего сказала, и про новые тарифы, и про мобильный интернет, и про баснословные скидки, но это его не интересовало, и слушал и поддакивал он, разве только из вежливости, ну, или же просто стеснялся положить трубку. Ну, а потом в расписании его дел, числился продуктовый магазин, ну сказал же как то раз кто то из великих, война - войной, а обед по расписанию. Ну, а в конце всего этого замечательного похода по магазинам, можно было придти домой, упасть на диван и посмотреть какой ни будь свежеукраденный фильм, он как раз перед уходом, поставил свой "нетбук" что то воровать с торрента, ну а что поделаешь, на студенческую стипендию сильно не разгуляешься, и в кино не сходить, и компьютерной игрой себя не побаловать, квартира да продукты, учеба да проезд, вот и все деньги. Хотя, если ты местный, если тебе не нужно платить за съемную квартиру, потому, что у тебя своя, пусть однокомнатная, но своя, и есть у тебя и мама, и папа, которые заботятся о тебе, как о маленьком, и продуктов подкинут, и деньгами помогут, да и вообще, с предками как то и лучше, тем более если жить отдельно, в разных квартирах, но не слишком далеко. Унгур улыбнулся, и погладил свой карман, нет расходов, но есть доходы, а это значит, что есть средства, которые можно потратить на другие, более нужные вещи, ну а торренты, а что торренты, в конце то концов, для того они и существуют, чтобы в чьей то жизни расходов не было совсем, пусть богатые платят. Да, хорошее настроение, это отличнейший залог того, что его поход по магазинам будет удачен, он посмотрел на небо, чистое, голубое, вдохнул полной грудью и пошел в сторону подворотни.

Вот только огромный город никак не мог с этим согласится, мрачные окна сотен домов, десятки тысяч машин, несущихся по тысячам дорог, миллионы людей, светофоры, правила и небольшой изъян в этом гигантском, хорошо отлаженном механизме. Большой, черный внедорожник вдруг неожиданно вырывается из потока еле едущих машин, вырывается на встречную полосу, набирает скорость и вдруг резко сворачивает на тротуар, водитель внедорожника пытается удержать своего железного коня, как то вклинится в арку между домами, но нет, машина не слушается руля и не дотягивая какие то сантиметры до спасительного проезда, с оглушительным треском врезается в угол, щедро осыпав стоящего в двух шагах подростка, хрустальными брызгами стекла.

Иногда так бывает, что идешь по улице, краски яркие, воздух чистый, птицы поют, красота одним словом, неописуемая, но вдруг раз, и все меняется, мир вокруг тебя становится пустым, серым, в голове пусто, и даже скорее не пусто и темно, зловещая, темная пустота заполняет все место в голове и всё, мир останавливается, серый, бездушный мир, лишь только серые тени людей, которые лишь секунду назад шли, улыбались, смеялись, о чем то думали и все, они стоят, хотя нет, не стоят, двигаются, но очень медленно. Ужас охватил Унгура, ноги стали ватными, каждый шаг давался ему с огромным трудом, сердце казалось вот - вот выскочит из груди, а в голове, в черной пустоте пульсировали красные строчки, инсульт, инфаркт, умер. Но пока нет, пока не умер, пока продолжал идти куда то дальше, ему нужно было зачем то идти, словно что то огромное, невидимое, подталкивало его в спину, ведь идти вперед было легче, и только там впереди можно было вдохнуть полной грудью чистый, не густой воздух, именно там впереди, у кроваво красного комка, который стремительно приближался к нему откуда то оттуда, со стороны улицы, с дороги, на которой практически замер длинный, нескончаемый поток машин. Но вдруг все исчезло, исчезла пустота, исчезла тьма, в мир вернулись краски и воздух снова стал прозрачным и чистым, и в этот миг у него появился выбор, идти вперед или назад, туда, где его ждали новые покупки, телефон, сим карта, целый мешок продуктов, или же обратно, где его ждала только старая подворотня. Он бы конечно выбрал вперед, слишком сильно манили его материальные ценности, которыми он вот - вот стал бы обладать, но страх толкнул его обратно, неосознанный, появившийся из неоткуда страх, и он делает шаг назад, второй, третий. Город снова вернулся к нему, шумом машин, золотом осенних деревьев, ляпистостью проходивших мимо прохожих и брызгами стекла, врезавшейся в угол подворотни, огромной, чёрной машины. Страх пропал, пропал так же внезапно, как и появился, да и всё только что произошедшее вдруг превратилось в какой то пустяк, если бы он захотел, то он мог бы остановится, подумать над всей это чередой событий, и может быть он смог бы рассмотреть едва ускользающую ниточку, будто бы какое то невидимое существо вдруг начало спешно подтирать за собой следы, то ли ухмыляясь, то ли улыбаясь, то ли хмурясь. Но, он не стал останавливаться, отряхнул застрявшие в одежде хрусталики стекла, вставил в уши наушники от маленького плеера, лежавшего у него в кармане, и подпевая про себя, побрел на остановку больших машин с мощным мотором.